© 2023 «Книголюб». Сайт создан на Wix.com

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • Google+ Иконка Белый

Рубаи

К слову о Судном дне

 

Судный день. Все прощения просят у Бога. 
Бог прощает. Не судит Он грешников строго. 
Да и как нас, сердешных, судить, коли в ад 
Добрых дел толстым слоем покрыта дорога?

 

 


Действительно, а почему?
  
 Я вопрос задаю себе снова и снова:
 "Почему о душе у Хайяма ни слова?"
 Не поверю, не мог Нишапури не знать,
 Что душа всего сущего в мире основа!

 

 


Вывод, однако
  
 Оглашу свой вердикт в отношении судеб:
 "Философствуют только несчастные люди.
 Те, кто счастлив, не тратят на это свой век
 До других нет им дела, они их не судят".

 

 

 

 


А прав ли Аристотель, господа?

 

 А прав ли Аристотель, господа,
 Что Свято место пусто не бывает?
 Возможно, да. Возможно, нет. Кто знает?
 Пока мы нового Мессию ожидаем,
 Пустует место многие года.

 

 


На распутье
  
 Я книги мудрые который год читаю.
 Всё обнаружить истину пытаюсь.
 Или хотя бы на вопрос ответ:
 "Жизнь смыслом полнится или она пустая?"
 А может быть ответа вовсе нет?
 Летят года, как диких уток стая...
 Но до сих пор не обнаружен след,
 Тех мест, где истина является на свет.

Не Богом писано!
  
 В исповедальне нет дверей чуть больше века.
 Но разве Бог винит за это человека?
 Я подтверждения не наблюдал нигде.
 Выходит, прав был некогда Сенека,
 Не Богом писаны нам всякие "нельзя".
 Всегда есть те, которые грозят
 И те, которые боятся летом снега.

 

 


Осеннее брюзжание
  
           ***
 Хайям велик! Но что ему с того,
 Что каждый день мы чествуем его?
 Выходит, будь хоть тыщу раз Хайямом,
 Не увидать триумфа своего.
 

            ***
 Мы ищем смысл жизни. А зачем?
 Стремления, амбиции зачем?
 Нас не было, нас нет и нас не будет.
 Вся мудрость человечества зачем?
 

            ***
 Мой пессимизм это потому,
 Что знаю все «зачем» и «почему».
 В неведении природа оптимизма.
 Отсюда вывод: знать всё ни к чему.

 

 

 

 

Не по-хозяйски это
  

 Да, мы несовершенны и должны
 Треть жизни тратить на покой и сны.
 Создатель явно допустил ошибку.
 Возможно в этом нет Его вины,
 Но про бессмертие забыл Господь похоже.
 Не по-хозяйски, Всемогущий Боже,
 Треть века тратить на покой и сны.

 

 


Несправедливо
  
 Всё-таки жизнь наша странная штука.
 Ведь никакая, заметьте, наука
 Не в состоянии нас уберечь.
 Знать о финале - уже ли не мука?
 Как уходить, не поняв ни шиша?
 Толку с того, что бессмертна душа,
 Если, вернувшись, она не желает
 Жизненный опыт дарить малышам.

 

 

 

Ну, признайтесь
  
 Ведь мы лукавим, говоря о том,
 Что ожидает лучшее потом.
 Есть только то, что есть у нас сегодня.
 Не потчуют там киевским тортОм.

Иллюзия всё это, если честно
  
 Мы думаем, что знаем как нам жить.
 Что вольны выбирать кого любить.
 Иллюзия всё это, если честно.
 Играет нами кукловод небесный,
 Держа в руках реальной жизни нить.

Хайям. Новая редакция
 

             Результат влияния развитого феминизма

            на мужскую половину населения некоторых 

          стран, не желающих признавать очевидное.
 
 Мне часто говорят: «Ты много пьёшь вина».
 Однако, в этом не моя вина.
 Лицо возлюбленной моей повинно в этом.
 На трезвую страшит меня она.

Послесловие
  

"А потешаться над убогим - грех" –
 Сказал Хайям и раскусил орех,
 Но зёрнышка внутри не обнаружив,
 С нравоучений перешёл на смех.
 

 Смеялся он над глупостью людской,
 Над злой старухой в чёрном и с клюкой,
 Над мудростью, что на изюм похожа,
 Над ручейком, мечтавшем стать рекой.
 

 Потом внезапно малость загрустил.
 Я, уловив момент, его спросил:
 "Над кем смеяться можно бесконечно?"
 "Есть кое-кто. Смешит меня он вечно,
 Глупец, в которого себя я превратил".

Вся правда о вчерашнем
  

 Я вчера с Нишапури пил местный коньяк.
 Он наутро, проснувшись, заметил синяк
 У себя под затёкшим, невидящим оком.
 Я напомнил ему, что он "сел на коня".
 Став на время Буденным, взял грабли с балкона,
 Приспособил мой шарф , что-то типа попоны,
 И помчался в атаку, кольчугой звеня.
 

 В "беспощадном бою" он был ранен слегка.
 Это грабли-скакун, дав ему тумака,
 Возвестили о том, что врагов больше нету.
 Я Хайяму на шишку пристроил монету
 И любезно просил не валять дурака.
 

 Но мой друг, надышавшись коньячных паров,
 Был к незримым врагам необычно суров.
 Он второй раз на грабли ступил по запарке
 И, под глаз получив, стал полЕнницей дров.
 

 Я "борца за свободу" не стал поднимать.
 Половик, превратившись на время в кровать,
 Дал  Хайяму поспать три часа до рассвета.
 "Аскетизм" его был достоин сонета.
 

 А коньяк мы допили. Не стану скрывать.

 

Нюансы злоупотребления

 

Я с Хайямом вчера допоздна выпивал.
Массу разных вопросов ему задавал.
А мудрец так набрался халявной настойки,
Что лицо своё в зеркале не узнавал.
Под конец, когда выпит был пятый флакон,
Полулёжа меня стал напутствовать он,
Говоря, что в вине моём истины нету.
И просил отнести его спать на балкон.
Я не стал объяснять, что балкон это склад
Для стихов, афоризмов, поэм и баллад.
Что уснуть среди скопища макулатуры
Невозможно. Предельно похоже на ад.
И, к тому же, пустой стеклотары мешок
Непременно повергнет мыслителя в шок.

Ничего не сказав, я принёс раскладушку,
А Хайям, развалившись, сказал: "Хорошо!"

Утром всё, как всегда. И хмельная вода
Испарилась за ночь, не оставив следа.
Где же гость мой? Я что, в одиночку набрался?
Ну уж нет! Рубаи написал кто тогда?

Наследие Нишапури

 

Хайям был прав, чем больше дураков,
Тем больше шансов через сто веков
Явиться миру притчей во языцех.
Проверить эту истину легко.

"Течёт и изменяется не всё"-
Сказал задолго до меня Басё.
Он тоже знал, что глупость неизменна.
Не зря же дуракам всегда "везёт".

"Везёт" и тем, кто говорит о них.
Хайяма Рубаи - не просто стих,
Это закон из глубины Вселенной
Для гомо сапиенса, если он не псих!

По другому никак

 

Мне ставят в упрёк, что я злой. Таки да,

Поскольку лишь кнут понимает Балда.

"Играть", соблюдая приличия, глупо.

Не писан закон дураку, господа.

 

Que vendra?

 

"Que vendra?" Негодует француженка ZAZ,

Что ответ на вопрос скрыт от ищущих глаз.

Впрочем, нет. Кое-что безусловно известно:

Час придёт и поступит "На выход!" приказ.

 

 

Прав Хайям

 

Прав Хайям говоря, беден ты иль богат,

Глупый или философ, Ширин иль Фархад,

Три аршина земли ждут любого в итоге.

Никому не дано изменить результат.

А раз так, то мгновение жизни своей

Постарайся украсить гирляндами дней.

Дней, в которых одна лишь любовь торжествует.

Смысл жизни в любви. Только в ней, только в ней.

 

 

Я так и думал

 

Я задал свой вопрос одному мудрецу:

«Стоит ли объяснять смысл жизни глупцу?»

А мудрец, улыбнувшись, мгновенно ответил:

«Это так же нелепо, как лупа слепцу!»

 

Читая Хайяма

 

Ад и рай это две половинки души?

Почему ты, почтенный Хайям, так решил?

Разве рай - часть души подлеца, негодяя?

Нету там ничего, кроме злобы и лжи.

 

И не поспоришь

 

"Просвети же скорее, о, мудрый Хайям!

Знать хотим, что потом уготовано нам:

Стать для мерзких отхожих горшков материалом

Или может быть полным кувшином вина?"

Улыбнулся с портрета Хайям и сказал:

"Разве есть у горшка иль кувшина глаза?

Глупо думать над тем, чем нас вылепит зодчий.

Никого не вернули назад Небеса".

Тем, кто ещё не понял

 

Ты хоть юлой вертись, хоть бейся оземь градом,
За доброту у нас одна всегда "награда",
Которую вручает всякий раз
Неблагодарность, убивающая взглядом.