• Оболенский

Из реалий эсэсэрной эпохи

Как удивительны бывают вечера. Особенно когда в билетной кассе Стоишь с практически забытого вчера, Зажатый навсегда людскою массой. Навряд ли кто-то слышит голос свой. Звенят струной натянутые нервы. Ни шагу в сторону! Стоим, как под Москвой В холодный и голодный сорок первый. Я разомлел, зажатый с двух сторон, И задремал довольный, как младенец. Мне моментально начал сниться сон, Что будто бы я кассы той владелец. Со мной здоровался, заискивая, люд. Я делал вид, что их не замечаю, Что не могу помочь, что тороплюсь, Что как и все терплю, не возмущаюсь. «Плачу двойной тариф» - сказал фантом. Как получилось так, не понимаю. Проснувшись, я поймал себя на том, Что стал во сне кассиром-негодяем, Поправшем ради денег все «нельзя». «Опора» сзади возмутилась злобно: «Куда ОБэХээС глаза глядят?» «Такое знает только Павел Глоба» - Проговорило спереди пальто И обогрело «выхлопом» аджики. Совсем не помню кто кого потом. Возможно, превратился я в таджика. Нет, кое-что запомнил навсегда. Хоть я и находился под «наркозом», Но устоял, как под Москвой тогда Под натиском фашистов и мороза.

Просмотров: 0

© 2023 «Книголюб». Сайт создан на Wix.com

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • Google+ Иконка Белый