Размышления

...о душе

Сам должен принимать решенье

 

Слаб человек, хоть и созданье Б-жье.

Вся жизнь его сплошное искушенье.

Да, он храним Создателем, но все же,

Обязан лично принимать решенье,

 

Чтоб для себя решить, что в жизни свято.

Что дорого, и в чем первопричина.

Прочесть молитву в поздний час заката,

Изгнав из сердца злую чертовщину.

 

Чтоб дальше жить, наполненным надеждой.

Всей своей сутью быть угодным Б-гу.

Чтоб облачившись в белые одежды,

Идти всё время верною дорогой.

 

 

Гадание на карте Белоруссии

 

       Самой рыжей кукушке планеты Земля посвящаю.

 

 Как-то на лесной опушке

 Я задал вопрос кукушке:

 "Сколько мне осталось жить?

 Не томи, скорей скажи".

 После сотого "ку-ку",

 Слышу: "Женя, я могу

 Напророчить даже вечность.

 Это ж не "кукарекУ".

 Я остолбенел, как Дюк.

 Но когда прошёл испуг,

 Начал вновь пытать кукушку:

 "Сколько лет топтать подушку?"

 Говорит она в ответ:

 "Будешь жить ты столько лет,

 Сколько дырочек в маце

 И веснушек на лице

 У твоей знакомой Оли".

 "Я бессмертным буду что ли,

 Как тот сказочный Кащей?

 Это не смешно вообще!"

 Но кукушка замолчала.

 Больше мне не отвечала.

 Это был намёк на то,

 Что я глуп, как "конь в пальто".

 Главное - не ворожить,

 А достойно жизнь прожить!

 

 

Почему?

 

Я кое-что заметил, господа:

Когда приходят старости года,

Нам "предлагают" в детство окунуться,

И лишь потом исчезнуть навсегда.

Зачем? Серьёзный, на мой взгляд, вопрос.

А, стало быть, ответ совсем не прост,

Как, может быть, в начале показалось.

Я предлагаю отнестись всерьёз

К проблеме стариков, что "впали в детство",

Хоть и забавный, так сказать, курьёз.

На что же намекают небеса,

Творя с народом эти "чудеса"?

Быть может возвращают нас к началу

Затем, чтоб что-то главное сказать?

Возможно. Так как жизнь - лишь суета,

Процент потуг напрасных – сто из ста.

А с возрастом приходит пониманье,

Что нет ценнее чистого листа!

Начать с начала? Нет, не в этот раз.

Есть у Конфуция немало мудрых фраз,

Но о вторичности, пусть важного, на белом

Реально может привести к ответу нас.

 

 

Ау!

 

Не романтична городская пыль.

В ней миллионы безразличных взглядов.

Поток людей, но никого нет рядом.

Одно лишь равнодушие толпы.

Рациональность - повод оправдать

Привитую насильно бездуховность.

Как следствие порочность и греховность.

А это настоящая беда.

 

 

Спроси у души

 

Вдалеке от дорог и мирской суеты,

Там, где души поэтов с Эвтерпой на "ты",

Пребывает любовь у души на постое.

И уверенность, что волноваться не стоит

В окружении нежности и чистоты.

Здесь под слоем "зефирных" густых облаков

Успокоились страсти прошедших веков,

Ставши книгой в небесной библиотеке.

Ведь текущие вдаль беспокойные реки

Подчиняются воле оков-берегов.

Величаво с Небес наблюдает Луна,

Удивительных тайн и загадок полна.

Ей, наверное, кажутся люди смешными:

Копошатся, толкаются, как заводные.

"Для чего?"- задаётся вопросом она.

"Каждый миг – он бесценен. Спеши, не спеши,

Вряд ли тело способно две жизни прожить.

Но одну разбазарить на глупые страсти,

Подчиняя себя вельзевуловой власти,

Однозначно не стоит. Спроси у души".

 

Если б слушали мы, что душа говорит,

То смогли бы использовать Неба дары,

Половинку свою осчастливив, во-первых.

Во-вторых, сохранили б здоровье и нервы.

Глупо жить, находясь у судьбы "вне игры".

 

 

Евангелие от Фомы

 

Я вывел однозначный постулат:

"Неверующих нет, и быть не может!"

Есть только те, кого сомненья гложут.

Пример: Фома и римлянин Пилат.

Такое атеизмом не назвать.

Скорей непонимание. Отсюда

И страх, рождённый недоверьем к чуду,

И требованье рану показать.

Но лишь Фоме доверил Иисус

Рукой коснуться раненного тела.

А остальным, кто сомневается, что делать?

Сомнения – невыносимый груз!

Извечный поиск истины. Зачем?

Границы нет у глубины познаний.

И намекает людям подсознанье,

Что погружение закончится ничем.

Придётся извиняться, как Фоме,

Смиренно опустившись на колени.

Таков удел и новых поколений.

Для них мы явно не в своём уме.

 

А в самом деле, кто такие мы?

Потомки тех, кто злобно храмы рушил

И заразил Святые наши души

Евангелием неверья от Фомы.

 

 

А вдруг получится

 

Когда архангела я встречу

У райских врат на Небесах,

Я попрошу, нет, нет, не свечку,

А ручку, чтобы написать

О конструктивных недочетах

В создании "безгрешных" тел.

По новой сделаю расчеты...

 

А вдруг меня возьмут в отдел,

Где корректируются сбои

И удаляют из программ

Несоответствие любое,

А также вирусы и спам.

Чтобы приблизить к идеалу

Взаимодействие души

И тела с самого начала.

 

Ещё, попробую решить

Задачу, над которой люди

Ломают голову века,

Тогда гораздо легче будет

Дорога в рай наверняка!

 

 

Мысли вслух 2

 

«Хранит живущих Всемогущий Бог».

Всем хорошо известна эта фраза.

А я вот ну никак понять не мог:

Так почему же срок хранения-то разный?

И по каким критериям отбор

В суровом правосудии Небесном,

Чтоб выносить печальный приговор?

Мне это нереально интересно.

Попытка разобраться привела

Меня к простому выводу: «Конечно,

Хранит всевышний души, не тела.

Ведь срок хранения души не век, а вечность!»

 

 

Я вновь о рае

 

Не думайте, что это просто чушь!

Я вновь о рае. Где он на Земле?

Возможно в "эпицентре" Мулен Руж?

А может быть за стенами в "Кремле"?

Ну или на волшебных островах

В одном из экзотических морей.

Скажу вам честно, кругом голова

От выбора ведущих в рай дверей.

Чтобы проверить варианты все,

Не хватит жизни. Что-то здесь не так.

Не верится, что нет, что насовсем!

И это, очевидно, неспроста...

 

Так мило улыбается Луна

Рассыпанному звёздному драже,

Как будто Свыше намекают нам

На то, что рай у каждого в душе.

...о поэзии

Над облаками

 

Пронзаю вату белоснежных облаков,

Влетая в царство ангелов крылатых.

Здесь мир иной: без серебра, без злата,

Без злобных троллей, и без дураков.

Здесь столько места, чтоб построить дом.

Ни ветерка, ни дождика, ни снега.

Какая-то немыслимая нега!

Реальность будто призрачный фантом.

Не кажется! Я убеждён сейчас,

Что именно отсюда родом души.

Мою уверенность сомненьем не разрушить.

Пусть сколь угодно скептики ворчат.

Глаз радует отсутствие границ.

Вокруг одно безоблачное небо.

«Страна любви», согласно Хоремхеба,

И чувствами исписанных страниц.

 

              Хоремхеб - последний фараон 18-й династии, отчаянный вояка и необыкновенный романтик. Муж родной сестры Нефертити по имени Мутнеджмет, а также сподвижник и близкий друг Эхнатона. Именно благодаря Хоремхебу смог осуществить Эхнатон первую в истории попытку перехода к монотеизму. Такая вот история с географией, друзья.

 

 

Зрю в корень

 

"Мы с возрастом становимся мудрее".

Да, это изреченье не в новИ.

Я также знаю, что поэт стареет,

Когда стихов не пишет о любви.

Доказана Эвтерпой теорема

О том, как надо полноценно жить.

Отсюда вывод: возраст - не проблема!

Проблема – состояние души.

 

 

 

Поэту...

 

До предела натянуты нервы.

Каждый шаг – откровенная боль.

Не последний ты, но и не первый.

Бестолково написана роль

В глупой пьесе с банальным финалом.

Декораций стандартных гора

Помешала увидеть начало.

Вроде друг, а в реальности-враг.

Беспощадно сжигают софиты.

Глушит стоны безликий партер.

И кричит кто-то голосом сытым:

"За верёвкой беги, в "Англетер".

Что ж, поэта убить не проблема.

Смертен он? Ну, конечно же, да.

А душа? Однозначно, нетленна!

И в стихах не умрёт никогда!

 

 

Сонливая фантасмагория

 

Я опять убежал от мирской суеты.

Захотелось увидеть рожденье мечты

Там, где море касается звёздного неба,

Там, где души поэтов с Эвтерпой на "ты".

Море, словно котёнок, ласкалось у ног.

А проблемы, свернувшись в колючий комок,

Утонули в "парном молоке" ощущений.

Воцарилось блаженство на месте тревог.

Удивляться чему-либо? Нет, не теперь,

Когда настежь открыта в фантазию дверь.

Расплываются строчки... Зевнув, засыпаю...

И не знаю, вернусь ли из мира химер.

 

 

 

Эвтерпе

 

Ты та, которой деньги не нужны.

Не от того ль ты сказочно богата,

Что ценности ДУХОВНЫЕ важны,

А не алмазы, серебро и злато?

Даруя вдохновение душе,

Ты осыпаешь рифмами поэта.

Из ничего рождается сюжет.

И ореол Божественного света

Вновь надо мной. И кругом голова.

Ведь это ты, вложив перо мне в руку,

Подсказываешь нужные слова

И доверяешь тайны, будто другу.

Ты придаёшь осмысленность судьбе.

Моей судьбе! Жизнь без тебя – пустыня.

Коленопреклонён, пою тебе

Я оду благодарности, Богиня!

 

 

Все может быть

 

Тепло и тихо. Около восьми.

С Эвтерпой оговоренная встреча.

Мы шепчемся о чувствах в зимний вечер.

На злобу дня пусть пишут наши СМИ.

Со мной согласны все. И рыжий кот,

Который за меня доел салаты.

И с видом побеждённого солдата

Взирающий на общество Жако.

Поемши бунтовать - совсем никак.

Тут либо спать, как кот на стопке книжек.

Ну или греться у камина, снявши лыжи,

С лимончиком и рюмкой коньяка.

Жизнь хороша! Особенно тогда,

Когда напротив в кресле дремлет муза.

“Rien ne doit plus”, как говорят французы.

Чем вам не смысл жизни, господа?

 

                “Rien ne doit plus”(фр.) –

                                           "больше ничего не нужно".

 

Истоки

 

На Свет являя стих, поёт душа.

Под звуки лиры ангелы кружат,

Волшебным танцем забавляя музу.

За таинством слежу, едва дыша.

Невидимым движением руки,

Вплетая чудо в звукоряд строки,

Отображаю восхищенье действом.

Мгновенья эти бесконечно дОроги.

Они – моя осмысленная жизнь.

В реальность превращая миражи,

Они мне вдохновение даруют

Под поэтическое пение души.

 

 

Читая элитарные стихи

 

Мне как-то довелось читать стихи,

Написанные снобом для эстетов.

И хоть пленила магия строки,

Я не увидел в ней дороги к свету.

Они, как бездыханное дитя

На алтаре ликующего Сета.

И чувство, будто ангелы глядят

Беспомощно на изуверство это.

Вселенский холод безупречных рифм

Не позволял душе вернуться в тело.

А тело умоляло повторить,

И без души остаться не хотело.

Исиды плачь разбился о волну

Написанных высокопарно строчек.

Жестоко оставлять её одну,

Страдающей безмерно, среди ночи.

Поэзия должна дарить тепло

И не сжигать, а жечь сердца глаголом.

Ну а снобизм - холод за стеклом,

Сопровождающийся безразличным соло.

 

 

Буду до конца идти вперёд!

       Моим самым лучшим и нежным соратникам

                                                посвящаю...

 

Я надеюсь, что пишу не зря.

Меня слышат!!! Значит, не напрасно.

И не только мне видна заря.

Много вас! О, как это прекрасно!

Вам "Спасибо" поспешу сказать.

У меня есть редкая возможность

Благодарность в рифме написать.

Вы со мной! И к чёрту осторожность.

Буду до конца идти вперёд!

Не заткнуть поэта грязным кляпом!

Вы со мной, а значит - жив народ!

Перед вами я снимаю шляпу!!

...о природе

Гидрометцентр без СССР сообщает

 

"Весна в России будет?"-

Народу интересно.

"Dum spiro spero, люди.

Конкретней неизвестно".

 

     ***Dum spiro spero(латынь)- пока живу, надеюсь.

 

 

Arbores autumnales tristes

 

Бесцеремонный ветер сбросил с плеч

Из листьев сотканное платье для березы.

Как видно, осенью наряд не уберечь.

Что остаётся? Лишь о прошлом слезы.

И солнце, подуставшее чуток,

Не согревает нежными лучами.

Единственный, ещё живой листок

Дрожит испуганно холодными ночами.

Где вы теперь, беспечные деньки?

Умчалось лето, захватив с собою

Звенящие весельем ручейки

И небо с разноцветною дугою.

Исчезло все в "пожаре" октября.

Теперь одни промокшие аллеи

С ветвями голыми о снеге говорят.

А птицы ищут место потеплее.

Я, если честно, осень не люблю.

Не вижу в ней очей очарованье.

Природа увядает на корню...

И как-то грустно серым утром ранним.

 

 

Ещё чуть-чуть..

 

Ну что вы приуныли, господа?

Зимы совсем немножечко осталось.

Снег кое-где уже подтаял малость.

По тротуарам вновь бежит вода.

 

Ещё чуть-чуть, и в дверь войдёт весна.

Проступит зелень на лужайках в парке.

Вернутся птицы из районов жарких.

Котам вдруг снова станет не до сна.

 

Проснётся жизнь и станет все цвести.

Мы спрячем валенки с калошами в кладовках,

И поспешим встречать весну в обновках,

Которые дал Бог приобрести.

 

Вновь вспыхнет ощущение любви.

Большой любви, возможно настоящей!

Ещё немножко и зима "сыграет в ящик".

А "комп" надежды файлы обновит.

...о странах и нравах

Кафе Паскаль

 

Зануда-дождь заставил посетить

Кафе "Паскаль". Я не был в нём сто лет.

"Гарсон, коньяк".

"Меню?"

"Но, гран мерси.

Мне к коньяку клубничное суфле".

Сажусь за столик прямо у окна.

Передо мной любимый мой сюжет:

Из прошлого спешащая Она

Туда, где может нет Его уже...

Ей зябко, видно вымокла насквозь.

Нет времени укрыться от дождя.

Хоть каждый шаг - забитый в душу гвоздь,

Но лучше так, чем изводиться ждя.

Промчалось мимо позднее такси,

Зелёным огоньком ей подмигнув...

"Мьсе, коньяк"

Как вовремя. "Мерси".

На миг оставил я её одну,

Чтоб ощутить коньячный аромат.

Когда вернулся к созерцанью вновь,

Фургон с облезлой надписью "КремА"

Закрыл весь вид. Немыслимо легко

И элегантно, будто виртуоз,

Гарсон доставил блюдо королей.

А я, вернувшись из дождливых грёз,

Допил коньяк и проглотил суфле.

 

Конец Октября. Этюд

 

Сменились декорации хитрО.

Я только что позавтракал в Эйлате,

И вот уже в кафешке на Арбате.

Тут вместо "колы" газ-вода "ситро".

 

Жаль, солнце, опоздав на самолёт,

Решило задержаться на Синае.

И прилетит когда, теперь не знает.

Обидевшийся дождик слёзы льёт.

 

Прохладно, сыро. Как бы не простыть.

Одежда ну совсем не по погоде.

А осень безраздельно хороводит.

Дрожат от ветра голые кусты.

 

Мне повезло – вновь столик у окна.

В партере место, это ли не чудо!

Я снова наблюдать за жизнью буду.

Дождь. Лужи. Ветер. Зонтик... И Она.

 

А Ей не до романтики сейчас.

Арбат похож на Петербург снаружи.

От туч свинцовых сковывает ужас

В комочек сжавшуюся душу всякий раз,

 

Как вспышки молний озаряют вечер,

Раскаты грома царствуют вокруг,

И ветер вырывает зонт из рук.

И вновь несостоявшаяся встреча...

 

 

Пусть не гаснет путеводная звезда!

 

В бесконечном океане облаков

Проплываю над загадочной страной.

Нет ни пОрта, ни реальных берегов.

И на карте нет отметки ни одной.

 

Незнакомый и таинственный народ.

Как же это, что нигде и никогда

Не случалось нам, встречающим восход,

С ними сталкиваться в прошлые года?

 

Интересно, чем живут они сейчас,

И какие дарят женщинам цветы?

Может примут меня гостем? Хоть на час.

Я узнаю их заветные мечты.

 

Может быть они не знают слово "грусть"?

Может быть у них там лето круглый год?

Может быть они другие? Ну и пусть.

Даже если видят мир наоборот.

 

Очень хочется надеяться на то,

Что известно им, где чудеса живут.

Что не обижает их никто.

Что библейский рай был где-то тут.

 

Я признаюсь им в желании своём

Стать счастливым не на миг, а навсегда.

Чтоб удача приходила день за днём

И не гасла путеводная звезда!

 

 

Испанская рапсодия

 

Порой неплохо изменить свой путь.

Стук кастаньет, и "Херес", и коррида.

Меня приворожила жизнь Мадрида.

Нет, мне сегодня явно не уснуть.

После дождливо-ветреной Москвы,

Я окунулся в праздничное царство.

Определённо, это то лекарство,

Которого в России нет, увы.

Фламенко с элементами весны.

Любовь и страсть в неистовом движении.

И вызывают головокруженье

На сцене оживающие сны.

Перед глазами вновь Её лицо

И сердце бьётся в ритм кастаньетам.

Она и Он, других на свете нету.

Как фантастично движется танцор!

С намокших от испарины волос

Слетают россыпи искрящихся алмазов.

Такое зрелище захватывает сразу!

Жаль, раньше это видеть не пришлось...

Я впечатлён, но за полночь уже.

Спешат домой фанаты карнавала.

А я остался в скверике. Мне мало.

Впишу немного осени в сюжет.

В Мадриде осень с привкусом вина:

И терпкая, и сладкая... Всё кряду.

Но самое волшебное – наряды,

Которые здесь дарит всем она.

Тепло и тихо волею Небес.

Душе, я знаю, большего не надо.

Ещё часок ночного променада,

И можно возвращать себя себе.

 

 

Путешествие в вечность

 

Я посетил ночной Иерусалим.

Вскочил в трамвай на станции «Адаса».

Не как один из тысячи олим,

А очевидцем всех событий сразу!

Оставив за спиной двадцатый век,

Трамвайчик, сквозь тысячелетья,

Вёз к первой исторической главе.

К истоку всего сущего на свете.

Поездку эту не сравнить ни с чем.

Всё необычное: вагон, и даже люди.

Не суетятся. Правда, а зачем?

Им ли не знать, что было и что будет.

Я, завороженный, смотрел в своё окно.

Светящиеся праздником витрины

Мелькали, будто кадры из кино...

Так современно в таинстве старинном.

Дом с символом масонов "всех мастей"

Украшен вывеской "Я обожаю "Прада".

Они не прячутся за ширмой от властей.

Здесь можно всё. И даже гей-парады.

Хотя, неважно. Не про то сейчас.

Передо мной библейские кварталы.

Забавны эти профиль и анфас,

И грустный взгляд, и силуэт усталый.

Он был, он есть, он будет здесь всегда.

Пусть сумасброды говорят другое.

Поверьте очевидцу, господа.

Я к Богу прикоснулся здесь рукою!

 

           "Олим"(ивритское) - репатрианты. "Адаса" -   

                           больничный комплекс в Иерусалиме

 

Иерусалимский снег

 

Снег... Снег... Снег... Сне-е-е-е-ег...!

Словно манной усыпав библейские горы,

В вечном городе выпал по-зимнему снег.

Жаль, мороз не рисует на окнах узоры.

Осень здесь уступает дорогу весне.

 

Настоящей зимы никогда не бывает,

Потому и снежинки, как в сказочном сне.

Люди, улицы, храмы, дома и трамваи...

Всех пленил красотой удивительный снег.

 

На тропических пальмах белесые шапки.

Как пингвины, хасиды кивают стене.

Два араба сгребают товары в охапку.

Вроде все как обычно, но падает снег.

 

Он уже застелил и лужайки, и скверы.

Он присвоил всё то, что создал человек.

И заставил безбожников в чудо поверить...

Ведь действительно чудо - израильский снег!

 

А вы не верили

 

Друзья, ну что вы скажете сейчас?

Эй, скептики не верящие в чудо,

Сегодня с вами спорить я не буду.

Сегодня чудеса к нам в дверь стучат.

Он выпал вновь, Иерусалимский снег!

Очистились от летней пыли храмы.

Нет в мире интересней панорамы,

Которой восхищался б человек,

Чем Иерусалимские святыни -

Под слоем снега камни из пустыни

Здесь и сейчас, а не в волшебном сне.

 

 

У них своё, у нас своё

 

У нас снега, снега, снега.

 А где-то ярко светит солнце.

 И все похожи на японцев.

 И щурятся наверняка.

У нас, как водится, метель.

 А где-то от жары страдают.

 И как нам холодно не знают.

 У них без одеял постель.

У нас сосульки, гололёд.

 А где-то лёд кладут в коктейли.

 И финики уже поспели.

 И рыба всякая клюёт.

У нас облезлые кусты,

 А где-то золотые пляжи.

 И кремом от загара мажут

 Туристы нос и животы.

У нас пустеет карусель,

 А где-то румба и ламбада.

 И фейерверков водопады.

 И нарисованный Брюссель.

У нас все минус двадцать пять.

 Народ зарылся в полушубки.

 А где-то мода "мини юбки"

 Взошла на подиум опять.

У нас не лыжи, так коньки.

 А где-то шлёпанцы и ласты.

 И на мозоли белый пластырь.

 И от ныряний синяки.

У нас рисунки на стекле,

 А где-то жалюзи и мухи.

 И эпидемия желтухи.

 И чей-то высохший скелет.

К чему я это? Е моё!

 Уж лучше дожидаться лета,

 Чем знать, что неграм жарко где-то.

 У них своё, у нас своё.

...об истоках

Резюме по факту

 

По долинам и по взгорьям,

Через тысячи невзгод,

Шёл, желая жить у моря,

Богом избранный народ.

Шли послушно за Моисеем

Целых сорок лет подряд

Правоверные евреи,

Библеисты говорят.

В общем, бывшие рабы

Мимо нефтяной трубы,

Мимо европейских стран,

Шли с боями в Ханаан.

Труден был к свободе путь.

И чтоб выжить как-нибудь,

Им случалось ежедневно

Убивать кого-нибудь.

Сорок зим и сорок лет

Шли туда, где нефти нет.

Газа нет, зато есть Газа,

Карцинома из ракет.

Если Библия не врёт,

Были молоко и мёд.

Так куда всё это делось?

Кто всё это съел, народ?

Поняли сейчас евреи

Главные слова Моисея.

Он спешил предупредить:

"Ханаан нельзя делить!"

 

 

Это было весною

 

Это было весною, под египетским зноем.

За Моисеем к свободе шёл еврейский народ.

Но у Красного моря их догнали бы вскоре,

Если бы не Всевышний, им устроивший брод.

И по этой причине расступилась пучина.

Дно морское на время превратилось в шоссе.

Захлебнулись в погоне фараоновы кони,

А евреи успели выйти нА берег все!

 

С той поры верят в чудо иудеи по всюду,

Воспевая в молитвах благодарность Отцу!

Как весеннюю сказку обожают все пасху.

Даже папская свита ест на седер мацу.

 

 

Вывод

 

Сокровища Египта что, обман?

Нет ничего в гробницах, кроме пыли.

Возможно их евреи прихватили,

Когда из рабства вышли в Ханаан?

 

Как оказалось, там их тоже нет.

Так где же золото? Но если разобраться,

Нам не металл искать бы надо, братцы,

А знания и мудрость прошлых лет.

 

 

Повод продолжить

 

Напомню содержание псалма:

"Когда над миром властвовала тьма,

Супруга Ноя избежала наказания.

А звали эту даму Наама".

Я часть ответа всё-таки нашёл:

За Ноем числится один грешок.

Его жена - праправнучка злодея.

От этого и нам нехорошо.

 

Вопрос закрыт, зато другой открыт:

Откуда в Средиземном море кит?

Я про Иону и Левиафана.

Тут стоит разобраться, мужики...

 

 

 

Чужой против хищницы

 

Отвергнутая женщина страшна.

К примеру, Потифарова жена.

"Послал" её Иосиф в "Палестину"...

Так эта дама, переврав картину,

Решила отомстить ему сполна.

И "настучала" мужу. Тот поверил.

От ревности зашёлся старый "мерин"

И в карцер молодца определил.

Не понял Потифар, кто "наследил",

Но на ночь запечатал свои двери.

Иосиф не держал на сердце зла.

Он понимал, что превратить в "осла"

Способна женщина ревнивого мужчину,

Без всякой видимой на то причины.

 

И никакая вера не спасла...

 

 

Истоки и названия

 

Фиванский царь Эдип, гласит сюжет,

У Фрейда наблюдался много лет.

 

Задумайтесь, по Фрейду все пороки

Из рек Эллады чЕрпают истоки.

Выходит, раньше не было "больных",

Пока Софокл не озвучил свои строки.

Вы возразите мне в ответ на это

Цитатами из Ветхого завета.

Там есть клиенты из палаты номер шесть

И презабавнейшие, так сказать, сюжеты.

Однако, отклонения от нормы

На свет явились раньше книг. Бесспорно.

А, стало быть, названия у них

Должны иметь реликтовую форму.

 

 

По следам обветшалых преданий

 

Ещё вопрос из глубины веков:

Как это крик еврейских мужиков

В труху разрушил крепостные стены

Тогдашнего форпоста Ерихо?

А может это Витас им помог?

Ведь переплюнуть звуковой порог

Для человека с жабрами в два счёта.

Но Витас выступать тогда не мог...

Про соловья-разбойника забыл.

Хотя, навряд ли. Он же не дебил

Полвека шастать, как верблюд в пустыне.

Сушняк к тому же. И свистеть нет сил.

Выходит, что евреи в старину

Могли поднять смертельную волну

По типу современного цунами.

Молиться проще, чем "играть" в войну.

...об употреблении

Там не написано

 

Сам Бахус мне налил бокал вина

И настоял, чтоб выпил я до дна.

Я подчинился, мне ли спорить с Богом?

Ну, в том, что я нетрезвый чья вина?

Вот, то-то и оно, что не моя.

Ведь наливал вино в бокал не я.

Там Кто-то Наверху подсуетился,

С Небес послав мне виночерпия.

Поскольку всё давно предрешено,

Винить употребляющих смешно.

Не верите, Писание прочтите.

"Не пить вино" там не написано.

 

 

Десертный фейерверк

 

Сейчас о том, что можно иногда.

Тут главный аргумент – когда и сколько.

А то ведь перебор всегда беда.

Я про десерт - торт с коньяком и только.

Опять же торт – важнейший элемент!

Из тысячи известных всем названий,

"Аристократ"! Звучит, как комплимент.

Восторг в комплекте с сонмом завываний.

Бизе, орехи, сочный чернослив.....

Пишу, а хруст тортА пьянит и манит.

Какие там Веласкес и Дали,

Когда "Аристократом" одурманен.

Ещё есть неотъемлемая часть,

Где тоже важно не нарушить дозу.

 

Советую с усердием врача:

Испанский бренди "Кардинал Мендоза".

Налейте и оставьте "подышать".

Пары спиртного губят ароматы.

А после, по глоточку, не спеша...

И шоколад с тончайшим вкусом  мяты.

"Аристократ" под рюмкой коньяка

Не оставляет никаких сомнений,

Что коммунизм будет. А пока

Жить надо так, как завещал нам Ленин.

 

 

p. s

 

Прогуливаясь в парке как-то днем,

С самим собой я встретился случайно.

Усталый вид. Глаза глядят печально...

А прежде обжигали всех огнём.

 

Задал себе вопрос: "А почему

Потухший взгляд? Неужто есть причина?"

В ответ услышал: "Истинный мужчина

Не станет жаловаться. Это ни к чему.

 

Хорошее, плохое - все мое.

Хоть, так сказать, баланс слегка нарушен,

Не стоит выставлять печаль наружу.

Это как в Думе торговать бельём.

 

Подобных мне сегодня полстраны,

С глазами отобедавшей слонихи.

Наш Дед Мороз не Санта Клаус ихний.

У нас все перед праздником равны.

И бомж, и олигарх, и депутат,

И даже я, внебрачный муж Эвтерпы,

Подняли свои "молоты и сЕрпы",

За то, что Новый Год – не гей-парад!"

 

 

Я предлагаю

 

Вот говорят: "Как встретишь Новый год,

Так весь его и проведёшь". Прикольно!

Выходит, если водку пьёт народ...

Тогда, простите, чем мы недовольны?

 

Мы сами корректируем судьбу,

Укладываясь спать в мясном салате.

А трезвенники все в шестой палате.

Сам Чехов наложил на них табу!

 

Теперь серьёзно. Пить или не пить?

Вопрос, так понимаю, неуместный.

И раз уж будущее наше нам известно,

Я предлагаю "злоупотребить"!

...о самых близких

Звонок...

 

Мы сетуем на частые звонки,

Что, мол, не вовремя. А я считаю, люди,

На это злятся только дураки!

Ведь нам звонят лишь те, кого мы любим.

Я не беру в расчёт ни торгашей,

Желающих надуть на ровном месте.

Ни кредиторов с воровским клише,

Ни адвентистов с их "Святыми" вместе.

Сейчас о тех, кто близок и любим.

Кому мы, господа, не безразличны.

Кому мы бесконечно дороги.

Им нужен голос наш, а не "Океи" в личке.

И если ты, мой друг, не одинок,

Запомни: нет причин, чтоб без ответа

Оставить тот единственный звонок

От тех, кому ты дорог в жизни этой!

 

 

Моей Маме!

 

Неважно кто: король Сиама,

Иль дервиш, истоптавший свет,

Все, однозначно, любят маму.

Ведь ближе Мамы друга нет!

Касаньем рук согреет душу.

А бесконечно-нежный взгляд,

Он каждому живому нужен!

Пусть что угодно говорят,

Но если трудно, если тяжко

И в жутком сне, и наяву,

Будь ты хоть принцем, хоть

                             "дворняжкой",

На помощь Маму все зовут.

Я исключеньем не являюсь,

Зато счастливей всех вокруг!

И во весь голос заявляю:

"Мне Мама главный в мире друг!"

 

 

Моим дорогим родителям

 

Не просто выразить в словах

То, что живёт в моей душе немало лет.

Моя душа трещит по швам,

Желая вновь перевернуть весь этот свет.

Озвучить то, что не звучит,

Ведь это всё - признание в любви.

И скупость слов не удручит.

Я не боюсь, как ты меня не назови.

И, очевидно, небеса

Соединили вас, не ведая преград.

И... золотая полоса.

И я - ваш золочёный результат!

 

                               Мама и Папа - я вас люблю!

 

 

Любовь Высший дар!

 

"Любовь – дар Небес!" – утверждал Соломон.

В вопросах любви был "профессором" он.

Так много писать о её проявленьях,

А как сохранить это чудо-явленье

Ни слова.  Я, честно сказать, удивлён!

Приходит она к мудрецам, и к глупцам.

Неважен ни возраст, ни форма лица.

Она словно молния падает с Неба.

Начало её это воля Творца.

А дальше, друзья, всё зависит от нас.

Мудрец, он, любя, ценит каждый свой час.

Глупец же всю жизнь в "дон Жуана" играет.

Ему не понять, что дано только раз

Душе прикоснуться к Божественной сути.

Известно, что больше подарков не будет.

Влюбляться возможно не раз, и не два.

Любить не влюбляться! И помните люди,

 

Любовь – Высший дар! Берегите его.

Ведь кроме любви нет у нас ничего!

 

 

Поздравляю!

 

Я часто слышу: "Не дари цветы.

Их красота живёт лишь день от силы.

А увяданье так невыносимо.

Скажи, что с этим не согласен ты".

Я соглашаюсь, но из года в год,

По случаю, а чаще без причины

Дарю цветы, как правильный мужчина.

Лукавят наши женщины, народ.

Ведь принимая каждый раз букет,

Они становятся от этого лишь краше.

А это главное, поверьте, в жизни нашей.

Поскольку просто ничего важнее нет!

 

 

 

Пробы пера

 

                              почти точный перевод с иврита

                                 притчи Соломоновой забытой

 

Нам в наследство оставили мудрость одну:

"Сделай ВСЁ, чтобы видеть счастливой жену"

Так вот, просто, сбываются наши мечты:

Если женщина счастлива - счастлив и ты!

 

                  оригинальный текст для гурманов:

 

Im tirze she tihie meusheret isha,

Tevazea kol ma she hagveret darsha.

Zot hohmat haim ve nifla ke shita:

Meusheret isha - meushar gam ata!

 

E.Bitton

 

 

Пожелание всем молодожёнам

 

Вы приняли серьёзное решенье,

И ваша жизнь сегодня разделилась

На до, то есть, период становленья,

И после, где сердца соединились.

А математика судьбы сложнее стала,

Поскольку нАчата важнейшая глава:

Соединились вместе два начала.

Теперь придётся умножать на два!

Ваш главный интеграл, конечно, дети.

Дай Б-г вам столько, сколько даст вам Б-г.

Нет ничего прекраснее на свете,

Чем продолженье ваших двух дорог!

 

 

Берегите своих близких, господа

 

Берегите своих близких, господа.

Берегите их сейчас, а не потом.

Берегите до того, как грянет гром.

До того, как постучится в дверь беда.

 

Берегите их от беспредметных ссор,

Глупых споров и ненужной суеты.

Ни к чему потом оплакивать кресты

И нести какой-то виноватый вздор.

 

Не стесняйтесь говорить им о любви.

Обнимите их, коснитесь их душой.

С ними мир до бесконечности большой.

С ними счастье обретаете и вы.

 

К черту гордость и амбиций звук пустой.

Разве важно знать кто прав, кто виноват?

Нет. А сказанные вовремя слова

Обретают силу истины простой:

 

Берегите своих близких, господа.

Берегите их сейчас, ведь нет потом.

Берегите до того, как грянет гром,

До того, как постучится в дверь беда!