Моисей и Рамсес.

        С глазу на глаз. Да или нет?

 

                 Как говорила моя тётя Лёля: "Имберлэх не едят, имберлэх вкушают..." Это я к тому, что если у человека имеются любимые пристрастия, то делясь ими с близкими людьми, имеет смысл не выплёскивать на неподготовленные умы всё и сразу, а делать это постепенно, смакуя каждое мгновение. Считаю такое правильным, поскольку в этом случае есть вероятность не вылить из корыта познания вместе с мутной водой ошибок "ребёнка" истины.  И ещё, я глубоко убеждён, что накопленные знания, как и газы, мешают жизнедеятельности организма, вызывая ужасный дискомфорт. И никакой "Эспумизан" не помогает. Так что, следуя заветам Ильича (и того, и другого), я решил поделиться с вами моими соображениями по поводу Исхода, а заодно и избавить себя от распирающего мозг брожения всякого рода мыслей. Ведь действительно, академические знания истории древнего мира не являются причиной прятать мацу под подушкой до следующей пасхи. Известно же, что употребление свадебного торта в "гордом" одиночестве чаще всего приводит к диабету у родственников невесты по линии ЦК (центральной котельной). Но лирика лирикой, а продолжать надо.

                В прошлой главе мы остановились на подробно описанной в Ветхом Завете встрече двух вполне реальных исторических персонажей: Рамсеса Второго и Моисея, того самого Моисея, которого Всевышний допустил до сдачи устного экзамена на получение звания "Пророка". Тема более чем серьёзная, с набега не проникнуться. Тут реально требуется научный подход. Посудите сами, если Ветхий Завет является-таки историческим документом, то совершенно недопустимо, чтобы глава, посвящённая официальному приёму на высшем уровне, так явно не вписывалась бы в общий контекст. Скорее всего она была добавлена вольнодумцами из Цфата при очередном переиздании где-то в четырнадцатом веке. Фантастичность описанных в ней событий столь очевидна, что я просто вынужден скрупулёзно исследовать ситуацию.

              Первое, что меня насторожило, это невероятно подробный пересказ происходившего. Заметьте, друзья, ни один эпизод в Библии не был освещён так же детально, как дебаты Рамсеса с Моисеем, как будто они проходили в студии у Норкина на НТВ. Откуда? Как? Почему? С того времени и до первой удачной попытки издания письменного варианта Ветхого Завета прошло более семисот лет! Я на прошлой неделе встречался с профессором Яковом Ефимовичем Шаевичем, и несмотря на преинтереснейшую беседу, передать её также подробно, как описывает Библия диалог Моисея с Рамсесом, едва ли смогу. Это и убедило меня в том, что в написании текста изучаемой нами главы принимал непосредственное участие один из родственников Иеронима фон Мюнхгаузена.

             Да и потом, мне слабо верится в то, что фараон, живой сын Божий, мог согласиться на встречу с каким-то "чужестранцем", да ещё и устраивать с ним тёрки по поводу того, кому оставаться на посту, а кому отправляться на дембель. Собственно, и на сегодняшний день такого рода сходка вряд ли бы могла состояться. Никогда не опускались, и ни за что не опустятся царствующие "небожители" до уровня Емельяна Пугачёва или Эрнесто Гевары. Нет, нет, и ещё раз, нет. Как выразился по аналогичному поводу один весьма талантливый менестрель: "Не растут тюльпаны на берёзе". И поскольку мне так и не удалось найти какое-либо рациональное объяснение, то приходится признать, что скорей всего снова в дело вмешался промысел Божий.

             Хотя нет, была-таки одна мыслишка. Недавно мой папа выдвину предположение: "А что, если Моисей и Рамсес были лично знакомы". Действительно, почему бы и нет? Помните, я ранее говорил о том, что Моисей вполне мог быть ровесником Рамсеса, и, получив аккредитацию лично от фараона, наверняка воспитывался вместе с дворцовыми мажорами. В том числе и с Рамсесом. Совместная неприязнь к занудам-учителям позже, вероятно, переросла у пацанов в настоящую дружбу, которая, как известно, не ржавеет с годами. Кстати, в одной из недавно экранизированных Голливудом версий Исхода ("Цари и Боги") авторы сценария представили Моисея близким другом Рамсеса. Правда, их киношный Моисей получился куда более успешным, чем его друг. Вон даже сам Сети лично просил Моисея присмотреть за сыном в сражении при Кадеше. Здорово! С одной стороны, наблюдается попытка сценаристов притянуть за уши хоть какое-нибудь историческое соответствие, но в то же время превалирует очевидное враньё. Что с них возьмёшь? Фабрика грёз, ни больше, ни меньше.

             Однако, есть и парочка рациональных идей: опять же, близкое знакомство Рамсеса с Моисеем, строительство Пеэр Рамсеса и Пифома, вполне себе "научное" обоснование причин десяти египетских казней, вероятное место перехода через Красное море и, конечно же, местоположение истинной горы Синай. Согласитесь, что пословица: "Дурак врёт, врёт, да и правду наврёт" удивительно точна для данного конкретного случая. Поэтому я и решил воспользоваться народной мудростью. А почему бы и нет? Археологи же роются в помойках, считая их кладезью ценнейших артефактов. А голливудское враньё, между прочим, из той же оперы. И я, приняв за рабочую версию предполагаемую дружбу Рамсеса с Моисеем, попытался разглядеть возможные исторические соответствия через призму логики и здравого смысла.

             Допустим, эти персонажи корешились с детства, тогда получается, что Сети Первый и есть тот самый отец-фараон, позволивший Фермуфис усыновить ребёнка Йоховед. Красиво, но неверно. Почему? Всё очень просто. Как мы уже установили, Моисею на момент бегства из Египта было около двадцати пяти лет. Тогда получается, что и Рамсесу тоже. Теперь, если взять во внимание двадцатилетнее правление Сети Первого и его возраст на момент кончины, ему было тридцать шесть лет, получается, что Сети родил Рамсеса в одиннадцатилетнем возрасте. Такое мало вероятно даже для Древнего Египта. Физиология, милостивые господа. Увы, против природы не попрёшь, так сказать. Вдобавок, полная путаница в датах, которые не соответствуют элементарной логике. Не верите? Сейчас поясню.

            Допустим, что это Сети первый благоволил своей сестре Фермуфис и, как написано в первоисточнике, позволил ей усыновить найденного младенца. Тогда и Рамсесу, и Моисею на момент кончины Сети должно было быть около двадцати лет. Надо отметить, что Рамсес, занявший место отца, правил аж целых 62 года, и вряд ли Моисей мог так долго дожидаться известия о смерти фараона-гонителя, маясь на чужбине. Ясно же, что только Сети мог быть тем представившимся фараоном. Да и Моисей очевидно появился на свет задолго до того, как Сети наследовал царский престол. Некоторые сторонники версии неудачной попытки дворцового переворота утверждают, что она состоялась в самом начале правления Сети первого. Напомню, что он царствовал около двадцати лет. Всё бы ничего, но мне кажется неправдоподобным, что жрецы Атона, желающие вернуть себе власть над Египтом, поставили во главе своего движения юного заику, к тому же явно неегипетского происхождения. Но если всё же Моисею на момент восстания было-таки двадцать плюс, то вся история с его усыновлением должна была бы произойти лет на двадцать пять раньше, то есть во времена царствования Хоремхеба, а не Сети первого.

            Теперь ещё одно "но". Если, несмотря ни на что, это всё-таки был Сети, то совершенно непонятно в связи с чьей кончиной передавали тогда балет "Лебединое озеро" по первому каналу, который имел наблюдать Моисей, находясь на чужбине? Доподлинно известно, что это не был один из генсеков ЦК КПСС или вождей мирового пролетариата. Тогда кто? Имелось же имя у усопшего, конечно если им случайно не оказался неизвестный солдат. Короче, друзья, чтобы вас не запутать окончательно, расставлю всё по своим местам. 

             С моей точки зрения, Рамсес был намного младше Моисея. Однако, с большой долей вероятности могу утверждать, что эти господа были достаточно хорошо знакомы друг другу. В противном случае об их свидании в царском дворце не могло бы быть и речи. Точка. Хочу отдать должное великолепной памяти Рамсеса. Ведь минуло не менее двадцати лет с того момента, как знакомый его папы, дядя Миша, от греха подальше выехал на ПМЖ в Саудовскую Аравию. И тем не менее, в детской памяти сохранилось смешное заикание Моисея Амрамовича, оставив-таки неизгладимый след на всю жизнь в мумифицированной голове Рамсеса. Библия пишет, что стоило этому дяде Мише, по возвращении на историческую родину, всего лишь прогуляться возле царского дворца, как его тут же позвали на чашечку чая, очевидно зная, что заварку и сахар гость принесёт с собой.

            Что было дальше, увы, известно лишь очевидцам и жрецам-стенографистам. А до нас дошли только слухи о том, что Моисей, в конце концов облапошив доверчивого Рамсеса, получил-таки вольную для несправедливо обиженного народа Израиля-Якова, который немедленно отправился на поиски Земли Обетованной, избрав Моисея своим Пророком!