Твотенье Бога

 

Второго шанса нету смысла ждать!

 

«Скажи, душа, ты точно хочешь в рай?»

«А что такое? Есть альтернатива?

Я не бунтую против коллектива».

«Ну а раз так, тогда и выбирай:

Сыграть ва-банк, доверившись удаче,

Или смиренность целью обозначить?

Короче, варьете или сарай?»

«Ах ты хитрец, ведь если что не так,

Кто виноват – Душа? Рубь за пятак,

Кто раздаёт, тот за игру в ответе».

«Ты мне не доверяешь?» «Вот чудак.

Пойми же ты, в конце концов, уже,

Что тело тленно, вечно жить душе.

Ну и расплачиваться за ошибки тела».

«Душа, ведь ты же большего хотела -

Лететь, не тормозя на вираже».

«Ты прав, мне очень хочется летать.

Я, между прочим, ветерку под стать».

«Так в чём же дело? Наливай по полной.

Второго шанса нету смысла ждать!»

 

 

К слову о принадлежности

 

"...По-иному в огне желаний засияли твои черты.

  Существо ты — наполовину, полу воображение - ты".

                                                     Рабиндранат Тагор

 

А точно ты творенье Бога?

Вас в мире миллиардов шесть.

А это, между прочим, много.

А это, между прочим, жесть!

Так что, молчи про эксцентричность

И про недюжинный свой дар.

Таких, как ты, с времён античных,

Два легиона на гектар.

Что думал Бог, вас создавая

Из наших рёбер, так сказать,

Не знает даже шейх в Дубае;

И вряд ли знает Трампа зять.

Допустим, ты – творенье тоже.

С кого лепил тебя Господь?

Мы на Создателя похожи!

Так что, нас сравнивать погодь.

Кабы не райская беспечность

И не Адама доброта,

Лежали б до сих пор на «печке»,

Как хвост ленивого кота.

Но если ты – творенье всё же,

Тогда скажи, а почему?

Ведь яблоки все так похожи,

Зачем же пакостить Ему?

А заодно и нам с Адамом;

В составе группы срок другой!

Нам заменили рай бедламом,

А в рай сказали: «Ни ногой!»

Вот если б ты созналась честно,

Что на тебе вина моя,

Я бы озвучил повсеместно:

«Да, ты от Бога, как и я!»

 

 

Всё сплошная ложь

 

Я снова задаю себе вопрос:

«Зачем всё это, если цель - сомненье?»

Бытует много лет мудрейших мненье,

Что мчит по кругу жизни паровоз.

А если так, есть способ разорвать

Дурацкий круг, чтобы взлететь как птица?

Возможно, было бы к чему стремиться.

Нелепо просто в пустоту орать

Или пытаться выжить как-нибудь,

Смещая бег по кругу малость вправо.

Совсем чуть-чуть, чтоб избежать расправы,

Которая и есть стремленья суть.

Сплошные «против», ну а как же «за»?

Должны быть «за» в системах равнозначных.

Но это ничего совсем не значит

Для стерегущих царственный сезам.

Отсюда вывод: «Всё – сплошная ложь!»

От искорки прозренья лишь печалька.

И раз уж это ясно изначально,

То ни к чему пенять на мир вельмож.

 

Жизнь наша, господа - слоёный торт:

Чем ближе к Богу, тем коварней черт!

 

 

 

Я снова о Туринской плащанице

 

Я снова о Туринской плащанице.

Ну сколько можно эту чушь нести?

Вначале мне хотелось устраниться,

Чтобы остатки разума спасти.

Так нет же, голосят опять в эфире

«Профессора» каких-то там наук,

Что всё от Леонардо в нашем мире.

И плащаница – дело его рук.

Послушайте, «учёные» невежды,

Зачем вам этот лже-ажиотаж?

Неужто вы питаете надежды,

Что кто-то примет глупый довод ваш?

Такого, однозначно, быть не может.

Фантазия – не аргумент никак!

Родился Леонардо веком позже,

Чем стал доступен людям артефакт.

Про «С 14» – вообще одна потеха.

Горела плащаница пару раз…

А это, как известно всем, помеха,

Сбивающая «электронный глаз».

Но всех глупей патологоанатом.

Желая знать, как вытекала кровь

Из ран Христа, стал Понтием Пилатом.

Ну знаете, тут просто нету слов.

Какая кровь, помилуй, друг любезный,

Иисус был мёртв до снятия с креста!

А если нет? Вот это интересно.

И впрямь, ведь кровотОчили места,

Которые венец терновый сделал.

Вдобавок плеть и Лонгина копьё.

И гвозди, протыкающие тело…

И режущий глаза солёный пот.

Тут знак вопроса ставить неуместно.

Вот мой вердикт: «Не надо больше лжи.

Кто был завёрнут в саван – неизвестно,

Но он, друзья, был однозначно жив!»

 

Вновь оживают только имена

 

Похоже, в этот мир «вернутся» те,

Кто своё имя в нём увековечил.

Я не о том, чтоб видеть вновь рассвет,

И не о том, что предрекал Предтеча.

 

И вряд ли это о Святой душе.

Её влекут немыслимые дали,

Которые средь звездного «драже»

Ей о блаженстве сказочном сигналят.

 

И не о вере во второй приход…

Не надо только понимать превратно.

Гудит, прощаясь жизни пароход,

Из "зазеркалья" нет пути обратно.

 

Вновь оживают только имена.

Возьмём, к примеру, древних фараонов:

Читаешь в их гробницах письмена

И понимаешь вечности законы:

 

Плевать с какой мы стороны травы.

Нет разницы меж адом и меж раем.

Я думаю, что древние правЫ:

Пока нас помнят, мы не умираем.

 

Э-эххх!!!

 

Создатель, скажи им, чтобы поняли люди,

Что шанса ещё раз родиться не будет.

Не будет ещё раз ни двадцать, ни тридцать.

Смешны в девяносто лощёные лица.

 

Последний звонок не услышать два раза…

Так разве глупы те, кто хочет всё сразу?

Не знаю, не знаю. Но грызть кочерыжку

Вставными зубами, по-моему, слишком.

 

С годами возможности ослабевают,

Хотя и желания всё же бывают.

К примеру: успеть добежать до уборной

Быстрее, чем лидер челябинской сборной.

Ну или запить анальгетик кефиром,

Чтоб газифицировать за ночь полмира.

 

Эх, молодость, молодость. Как же глупа ты.

К чертям все станки, пилорамы, лопаты,

Все страсти-мордасти, все бизнесы разом,

И идиотскую мега заразу!

Напряга – не тема. Плевать на стоп-краны!

Ведь рано – не поздно.

               Жаль, поздно – не рано.

 

 

Обидно, да!

 

Чем мир наш не Ноев ковчег, господа,

Ведь в нём всякой твари по паре?

Неужто «потоп» завершится тогда,

Когда надоест нас кошмарить?

 

Создателя мы называем Отцом,

А Он нас - своими рабами.

Хотелось бы, глядя «папаше» в лицо,

Спросить, не стуча об пол лбами:

 

«Скажи, как же так? Мы ведь дети твои,

А ты нас взашей из «колхоза».

Известно Тебе о коварстве змеи?

Вот кто между прочим – угроза.

Ты, души нам дав, мотивировал чем?

С душой мы совсем не зверушки.

А крайними нас обозначил зачем?

Что, так надоели «игрушки»?

 

Но дети – они не игрушки никак.

Неплохо бы помнить об этом,

Когда вновь захочется дать нам пинка

И ливнем залить всю планету».

 

Шаг вперёд

 

Есть у фразы «Будем жить!»

Очень мощный обертон:

Колебания души,

Растворяющие стон,

Изменяющие суть

Нерешаемых проблем,

Чтобы жить не как-нибудь,

А презрев грозящий тлен,

Сделать шаг навстречу дню,

Оставляя за спиной

Мост подаренный огню

И построенное мной.

 

«Будем жить!» А значит вновь,

Будем строить главный Храм.

Я давным-давно готов,

Как божественный Хирам.

Снова с чистого листа,

Но с учетом неудач.

Я умней намного стал;

Тертый, так сказать, калач.

 

Чтобы строить, чтобы жить

Без сомнений в правоте,

Честью надо дорожить,

А не дрожью в животе!