Лохдаун

а ля гер так сказать.jpg
шухер.jpg

 

С Новым годом, товарищи!

 

Ну вот и двадцать первый наступил.

Хвала Создателю, мы чудо созерцали!

Я так скажу про это: «Генацвале,

Кто чудо видел, тот вино не пил!»

 

А если всё же пил, то не вино.

Пьют, не пьянея, только кэгэбисты.

Их головы всегда кристально чисты.

Что делать, служба. Прямо, как в кино.

 

Куда нам «смертным» супротив «богов».

Две тысячи двадцатый проводили…

Не всех под бой курантов разбудили,

Знать спать им до рождественских снегов

Две тысячи двадцать второго года.

Глядишь, так пандемию и проспят.

А сон такой, он с пользой для себя.

Ну и конечно, с пользой для природы.

 

Так что ж ты, генацвале, загрустил?

Нам до тринадцатого чуточку осталось.

Перемотай что пропустил в начало.

Уверен, нам на это хватит сил!

 

             Всех добрых и умных людей планеты

                    поздравляю с Новым Годом!

 

А был ли, господа, двадцатый год?

 

А был ли, господа, двадцатый год?

Признаться честно, я так и не понял.

Да что там я! Святые на иконе

В отключке. А количество невзгод

 

Давно перешагнуло за пределы.

И давят нас проблемы оголтело.

Нет у беды ни жалости, ни льгот.

Да, перед ней, проклятой все равны:

И лже-цари, и псевдо-олигархи.

Ждут своей участи и смерды, и монархи

Без повода, причины иль вины.

Ждут и надеются, что может повезёт

 

И стороной промчится лихоманка.

«Вакцину» колют зная, что обманка…

Мне тяжело глядеть на это всё.

Двадцатый год так в страхе и удрал.

И ничего на память не оставил

За исключеньем исключения из правил.

Всевышний жизни год у нас украл!

 

 

Не взять нас на Ура!

 

Ой, граждане, нима чаго рабiть.

Хутчэй ратуй скажэннага, славяне!

От страха кот наделал на диване,

Когда я ляпнул: «Надо бросить пить».

 

Сосед сказал, что если не того,

Что если без, ну, как его, штрих кода,

Не будут продавать бухло, уроды.

Нормально, да? А дальше то чего?

Всех непривитых, как тогда, на БАМ?

Или на Север на уборку снега?

Ну нет у нас надёжней оберега,

Чем эликсир, текущий по губам.

ПринЯл сто грамм и увидал просвет,

Точней, проход от спальни до сортира.

Дорога жизни в царстве эликсира -

Ковиду наш стремительный ответ!

 

Пусть знает, гад, не взять нас на «Ура!»

Пока сдаём порожнюю посуду,

Которая валяется повсюду,

Любой «лох даун» - детская игра!

 

А ля гер, так сказать

 

Пока весь мир сходил с ума

И прививался от «короны»,

Ко мне нагрянула кума

На коньячок и макароны.

Я сделал вид, что очень рад,

Что целый месяц ждал у двери

Пока начнётся «хит парад».

И даже сам себе поверил!

Победным шагом каблуки,

Паркет царапая до раны,

Прошлись, как славные полки

Видавших виды ветеранов.

И двинув с марша сразу в бой,

Без арт и прочей подготовки,

Кума, довольная собой,

Сорвала крышку с трёх литровки.

Налив в стакан примерно треть,

Как полагается солдатам,

Пропела: «Нас не одолеть

Ни вирусам, ни супостатам!»

Я перед «силищей» её

Ушёл в глухую оборону.

А гостья, выпив и моё,

Пошла в сортир пугать "корону".

Прохлада белого бачка

Угомонила лаской душу.

Кума заснула у очка,

Сиденье превратив в подушку.

Так мы боролись десять дней,

Пока не выжрали «вакцину».

Кума ушла, а вместе с ней

Ушла и вера в «медицину».

 

Карантинный синдром

 

Сегодня как-то пасмурно весь день.

Хотя бы дождик постучал в окошко.

По телеку одна лишь дребедень...

В кровати сплошь реликтовые крошки.

И абажур порядком надоел:

Две лампочки сгорели в воскресенье.

Не помню, я салат вчера доел?

Надеюсь, нет. Он – явное спасенье.

А чем ещё занять себя сейчас?

Жевать – лекарство от поганой скуки

С двойным эффектом на ближайший час

И фильтрами на ноющие звуки

Соседской дрели, где-то за ковром,

А также увертюр из Кама сутры.

По-моему, в баре есть кубинский ром.

Сто грамм – возможность разукрасить утро.

Но чтобы притворить идею в жизнь

Необходимо, как бы не ломало,

Начать юлой по комнатам кружить…

Не, лучше я зароюсь в одеяло.

 

 

 

У нас своя на то вакцина!

 

Я знал! Я чувствовал! Я верил,

Что человечество всё сдюжит.

Что не откроют черти двери,

И не сожрут нас всех на ужин.

Что род Адама не прервётся,

Хоть и подобных стало много.

Душа святой не зря зовётся,

Она за пазухой у Бога!

Не извести тех, кто не хочет.

Грозить, грозят. Да что в том толку,

Когда нам Дед Мороз пророчит

Не трогать до июля ёлку!

Чтоб майскими по пандемии!

А там, глядишь, и рассосётся.

И запоют во всю немые!

И тот, кто хочет, тот спасётся!

Да разве вирус нам помеха?

Сильна в народе медицина!

«Мадерна», «файзер» - лишь для смеха.

У нас своя на то вакцина!

 

 

 

Шухер!

 

Корешу Францику на его "Западло",

для снятия, ну или обострения стресса

 

В тени отсидеться уже невозможно.

Пора бы кричать на весь мир «Мама мия!».

Трясётся душа, словно куст придорожный,

Китайцы внедряют коронаскопию!

 

 

Аут по-любому

 

«Модерна», «Спутник», «Файзер» и другие -

Суть есть плацебо для пугливых дураков

Под звучным лозунгом «Намеренья благие!»

И, если честно, разобраться не легко

Что это? Может быть - эпоха беспредела.

Рискуем жизнью: на работе - как в бою,

Где если вирус не успеет сделать дело,

То вирусологи вакциной всех добьют.

 

 

 

Маска смеху не помеха

 

Год прошёл. И что? А ничего.

Также предлагают, словоблудят.

И не знают, что там дальше будет.

Это же обиднее всего.

 

Всё, что делается – на руку беде.

Как тут победить напасть такую?

Нас внутри основы атакуют!

И не ясно «Что?», «Когда?» и «Где?».

 

Стало быть, пора признать тот факт,

Что бороться надо по-другому.

Как? Пока мне это незнакомо.

Может быть вступить с врагом в контакт?

 

Молвят мудрецы, что клином клин.

Можно испытать, чем черт не шутит.

Врезать стопарём по этой жути;

Губит градус всё, включая сплин.

 

Я шучу, поскольку убеждён,

Что серьёзное лицо – не панацея.

В дятлов превращает тех Цирцея,

Кто без чувства юмора рождён.

 

Смех, друзья, сильнейший антидот.

Нету вируса, чтобы не сдох от смеха!

Кстати, маска смеху не помеха.

Бог хранит смеющийся народ!

у нас на то своя вакцина.jpg