Здравый смысл

Какой наш век, такие и стихи

 

«Какой наш век, такие и стихи».

Да, с этим, безусловно, не поспоришь.

И как сказал один мой старый кореш:

«Короче. И давай без чепухи».

«Без чепухи» это без ярких чувств.

«В траве сидел кузнечик…», ну и хватит.

А романтизм, он в шестой палате.

Сегодня краткость – двигатель искусств.

«Наивность», «дилетантство», «простота» -

Вот современный повод восторгаться.

А мне ужасно хочется ругаться

За оскверненье чистого листа.

За какофонию, пугающую слух.

За чушь и вандализм переводов.

И за рабыней ставшую свободу.

И за «господ» из обнаглевших слуг.

За «философию» фонарного столба.

За «феминизм» испуганной кукушки.

И за пальбу по воробьям из пушки.

И за отсутствие у некоторых «лба».

Я негодую, только что с того?

Хоть страсти накались до предела,

Из «спартаков» «конфуциев» не сделать.

Вот это и обиднее всего.

 

 

Другими словами – навсегда

 

Вся наша философия – туфта!

Притянутая за уши наука,

Придуманная, чтоб развеять скуку.

Теория облезлого лифта.

 

Отысканный у комбайнера шарм,

Припудренный и пОлитый духами.

Старик Хоттабыч в стиле Мураками.

Луны потуги в поиске гроша.

 

Цветные пузыри от мыла «Дав».

Дробь барабана с запахом гороха.

Стенания про «хорошо» и «плохо».

По кролику страдающий удав.

 

Четыреста вопросов «Почему?»

Сизиф, открывший потаённый смысл.

Блестящий фантик, выданный за мысль,

И памятник, поставленный "уму".

 

Столпотворенье в ноосфере душ,

Спешащих за ответами про это.

Ну и конечно, так сказать, поэты,

Несущие в своих авоськах чушь.

 

Увиденный слепым парад планет.

Злой Виракоча с датой конца света.

Ажиотаж на горькие конфеты,

Ведь в «буратинах» недостатка нет.

Мышиная возня на потолке.

Топтание слона в посудной лавке.

Загаженные книжные прилавки.

Бюст Соломона в красном уголке.

 

Всё это – философия глупцов.

Лапша, повешенная дуракам на уши.

Смешны они, желающие слушать,

Безрукие соратники гребцов.

 

И невозможно изменить никак

Желание быть втянутым в аферу.

Бессмысленны любые контрмеры,

Ложь будет в моде до тех пор, пока

Течёт по миру глупости река.


 

Цвет крови, граждане, один!

 

Делить людей по цвету кожи

По-моему, граждане, смешно.

Раз изнутри мы все похожи,

Так почему не всё равно

Какого племени и роду

Стоящий рядом человек?

Делить народы на породы

Нелепей, чем июльский снег.

Национальности - как масти

У псов, котов и лошадей.

Кто выдумал все эти страсти?

Кто этот негодяй? Злодей,

Вводящий массы в искушенье

Придя, увидев, победить.

А после принимать решенье

Кого любить, кого побить.

Нет на Земле таких народов,

Которым по душе война.

Зато есть несколько уродов;

Им надо, чтобы их страна

Была сильней других на свете.

И без каких-либо причин,

То воют, будто волк на ветер,

То будто стая саранчи

Уничтожают все посевы,

И огороды, и сады.

Эй, здравомыслящие, где Вы?

Не далеко ведь до беды.

Потом плевать, какой цвет кожи.

А также пятая строка.

Уж если бьют кого-то в рожу,

Так он в ответ, наверняка,

Не будет всматриваться в лица.

Не будет спрашивать: «Ты чей?»

Лишь в переполненных больницах

Молиться станут на врачей.

Делить людей по цвету кожи?

Не всё равно: брюнет, блондин...

Внутри мы нереально схожи.

Цвет крови, граждане, один!

 

Близкое пророчество

 

Насилие – религия «ослов».

Зачем, скажите, тратить жизнь на это?

Но здравый смысл он не в кабинетах,

Где правит узаконенное зло.

Он только там, где правда выше лжи.

Он там, где любят и живут лишь этим.

Он там, где радугу раскрашивают дети

И солнышко на облаке лежит.

Он там, где пишут добрые стихи

И музыканты не играют марши.

Он там, где уважает юность старших

И к страждущим ни слепы, ни глухи.

Он там, где безвозмездно лечат боль.

Он там, где слёзы катятся от смеха.

Он там, куда на танке не доехать

И для военных вычеркнута роль.

Он был, он есть, он будет там всегда.

И кто бы что бы нам бы ни пророчил,

Проснётся утро, однозначно, после ночи,

А с ним и здравый смысл, господа!

 

Осеннее брюзжание

 

          ***

Хайям велик! Но что ему с того,

Что каждый день мы чествуем его?

Выходит, будь хоть тыщу раз Хайямом,

Не увидать триумфа своего.

            ***

Мы ищем смысл жизни. А зачем?

Стремления, амбиции зачем?

Нас не было, нас нет и нас не будет.

Вся мудрость человечества зачем?

            ***

Мой пессимизм — это потому,

Что знаю все «зачем» и «почему».

В неведении природа оптимизма.

Отсюда вывод: знать всё ни к чему.

 

 

Тут вот в чём фишка, молодёжь

 

Тут вот в чём фишка, молодёжь:

Пусть ниже дна не упадёшь,

Но перспективы не увидишь,

Раз на уме один балдёж.

На папиков надежды мало,

Не вечно юное начало.

Что дальше? Пустота и ложь...

 

Безмерно гнусная эпоха.

Вас формируют подлецы.

Предупреждал же Лао-цзы:

"Мертва мораль, коль правит похоть".

 

Мода на глупость

 

Отказаться от "нельзя" – на грани фола.

Человек не совершенен, это факт.

Не расслабиться никак без этанола.

Дураку понятно, доски – не тюфяк.

Мы - подобие и образ. И на деле,

Раз уж так, то соответствовать должны.

А в реале – колем "ангелов" на теле

От башки до раздвоения спины.

Метит шельма свою жертву под икону.

Расписных сегодня больше, чем тузов.

Игнорирует Ниневия Иону

От правителей до самых до низов.

Выделяться, «украшая» тело краской,

Это так же, как уродовать лицо,

Чтобы прятать после тщательно под маской.

Разве так было задумано творцом?


 

 

Тревожно, однако

 

"И вечный бой, покой нам только снится..."

 

И не кончается придурков вереница.

В затылок дышат, брызгая слюной...

Любой из них, как будто заводной,

Изображает бурную активность.

 

Смотреть на это, господа, противно.

Непроизвольно тянется рука

"Освежевать" затылок дурака,

Который, в безнаказанность поверив,

Начальственно распахивает двери

В твой мир души. И норовит лишить

Рождаемого в муках вдохновенья.

 

Ворующие наше настроенье,

Уже ль не самые опасные воры?

 

Вы скажите: "Что толку говорить,

Ведь изменить всё это невозможно".

От безысходности становится тревожно

За тех, кто после нас продолжат жить.


 

Чему способен научить дурак?

 

«Не забивайте знаниями мозг!» –

Кричал с трибуны школьный реформатор.

«Багаж научный делает горбатым.

И вероятен в старости склероз».

 

Я ужаснулся, это он всерьёз!

На пять минут лишившись дара речи,

Я раскалился, оплавляя свечи

И ускоряя увядание роз.

Продукт времён развала эСэСэР,

Примат конца начала девяностых,

Пугающий собою как пример.

Ему всё ясно и предельно просто.

И хвастается на весь свет «Е.Г.»,

Который сочиняет он с дружками.

А ведь они дурак на дураке

С ворованными у страны деньгами.

 

Я думаю, что через них наш враг

Стремится нас без боя уничтожить.

Чему способен научить дурак?

Растить похожих на себя ничтожеств.


 

 

Простите, если сможете

 

Я понял, нас ждёт, господа, катаклизм.

Детей поразила всеобщая "шиза".

От купленных нами смартфонов на «визу»

Развился у них цифровой аутизм.

 

Нет, вы не ослышались. Это явленье

От нас отдалило детей поколенье.

Мешает увидеть своими глазами

Живых собеседников, то есть нас с вами.

 

Лишает возможности чувствовать радость.

И даже реального тортика сладость.

Ждать лайков бесчувственных –

                                            так примитивно,

Что мне это кажется просто противным.

 

Но мы на детей обижаться не в праве

За то, что они приучились к "отраве".

Виной только мы за смартфон и за сети.

Я, честно, не знаю, простят ли нас дети.


 

 

Награда воля!

 

Оторвитесь от смартфонов,

От планшетов. И тогда

Даже местные вороны

Будут в радость, господа.

Мир реальный – он прекрасный.

Не фальшивый инстаграм.

Жизнь куда многообразней,

Чем в компьютере игра.

Сотни ярких ощущений

Разве передаст экран?

Тают в пиксельном свеченьи

Ароматы дивных стран.

Знаю, силу воли надо,

Чтобы отложить айфон.

Но зато вас ждёт награда.

Радиоактивный фон

Обернётся ветром в поле.

Дождик смоет пыль с ушей.

Господа, награда – воля!

Да поймите вы уже.


 

Венский Гауди

 

А Хундертвассеру, похоже, как и мне

Хотелось праздника души, а не камней,

Составленных предельно идеально.

Я об архитектуре прошлых дней.

 

Нет в ровных линиях ни чувства, ни огня.

Домов симметрия не радует меня.

Скорее делает каким-то одиноким.

Зато кривые линии манят.

 

В них чувствуется явственный протест

Соорудившим для Иисуса крест.

В них вызов тем, кто идеалам служит

И каждый день по расписанью ест.

 

Нет хуже пытки знать всё наперёд:

За девятнадцатым придёт двадцатый год.

Размеренность - основа безразличья.

На что способен правильный народ?

 

На то, чтоб быстро становИться в строй.

На то, чтоб не задумываясь в бой.

На то, чтоб убивать себе подобных,

Вины не ощущая за собой.

 

Они как роботы. Какая ж тут душа?

Им полной грудью не дано дышать

И радоваться каждому мгновенью.

У них всё чинно, ровно, не спеша.

 

А я, как Хундертвассер, не хочу

Смотреть на догоревшую свечу.

Я обожаю буйство летних красок!

И радуюсь, когда в мечту лечу!


 

И вот ещё что

 

Под слоем пыли множества веков,

Дремавших мирно на архивных полках,

Я обнаружил афоризм колкий:

«Болезни не пугают дураков!»

О, как ты прав, прошедших дней мудрец.

Хоть между нами тысяча столетий,

Незыблемы приметы лихолетья:

Дурак – "понтифик" и "верховный жрец".

С тех давних пор и вплоть до наших дней

От дураков всегда одна морока.

Но паства стОит своего «пророка».

И не сказать, поверьте мне, точней.


 

 

Возражения не принимаются!

 

Жан Буридан, родись бы он в наш век,

Признал бы нерешаемой задачу.

Что изменилось? Выбора подача.

«Осёл» сегодня - всякий человек.

 

Альтернативы две, и обе – мрак.

Да, сделать выбор нынче очень сложно.

Мир лихорадит от решений ложных,

И мнит себя целителем дурак.

 

Мы – стадо Буридановых ослов,

Чихающих на «царственные» речи.

Но раз не избежать с проблемой встречи,

Пусть, всё же, наименьшим будет зло.

 

 

                    *** вполне вероятно, ненужная инфа:

"Жан Буридан — французский философ, логик, представитель средневекового номинализма,

известный ещё и тем, что в годы учёбы в Сорбонне

у Уильяма Оккама, во время жаркого спора огрел башмаком своего близкого друга и единомышленника,

 ставшего впоследствии папой Климентом VI,

четвёртым папой римским периода Авиньонского пленения    (1342-1352 г.)

 


 

Справедливости ради

 

«Между ослом и человеком нет различий» –

Сказал философ, убедившись в этом лично.

Хоть подтвержденьям правоты ни счесть числа,

Нечестно это в отношении осла.

 

 

Наследие Нишапури

 

Хайям был прав, чем больше дураков,

Тем больше шансов через сто веков

Явиться миру притчей во языцех.

Проверить эту истину легко.

 

"Течёт и изменяется не всё"–

Сказал задолго до меня Басё.

Он тоже знал, что глупость неизменна.

Не зря же дуракам всегда "везёт".

 

"Везёт" и тем, кто говорит о них.

Хайяма Рубаи – не просто стих,

Это закон из глубины Вселенной

Для гомо сапиенса, если он не псих!

 

Судьба+

 

Если туп собеседник, то разум – ничто.

Не набрать из колодца воды в решето.

Тратить время на это тем более глупо.

Не бывать дураку мудрецом ни за что.

              

*Перевод с иностранного на странный

           Е.Оболенский

 

 

 

 

 

 

 

 

По другому никак

 

Мне ставят в упрёк, что я злой. Таки да,

Поскольку лишь кнут понимает Балда.

"Играть", соблюдая приличия, глупо.

Не писан закон дураку, господа.

 

Я так и думал

 

Я задал свой вопрос одному мудрецу:

«Стоит ли объяснять смысл жизни глупцу?»

А мудрец, улыбнувшись, мгновенно ответил:

«Это так же нелепо, как лупа слепцу!»

 

Читая Хайяма

 

Ад и рай это две половинки души?

Почему ты, почтенный Хайям, так решил?

Разве рай – часть души подлеца, негодяя?

Нету там ничего, кроме злобы и лжи.

 

Тем, кто ещё не понял

 

Ты хоть юлой вертись, хоть бейся оземь градом,

За доброту у нас одна всегда "награда",

Которую вручает всякий раз

Неблагодарность, убивающая взглядом.

 

 

 

Оригинальная трактовка

 

У каждого из нас на всё свой взгляд.

Не всякий смертный, Господу внимая,

Смысл сказанного Богом понимает.

Но дураки Всевышнего не злят.

Наоборот, смешат Его до слёз

Оригинальным виденьем Завета.

Нахохотавшись, Он прощает это,

Не принимая дураков всерьёз.

А те, своей поверив «правоте»,

Стремятся наставлять себе подобных.

По-видимому, Богу так удобно:

Мешает свет привыкшим к темноте.


 

 

Молчание - аурум

 

«Лучше молчать и лишь казаться дураком,

Чем рот раскрыв, развеять всякие сомненья» –

Сказал Марк Твен. Так ведь и я того же мнения,

Кто мыслит вслух, рискует стать себе врагом!

 

 

Нет, ну ё моё!

 

А не пошло бы это всё куда подальше.

Нет, ну действительно, с непрухой перебор.

Кругом проблемы в сочном соусе из фальши

И учинённый самодурами сыр-бор.

 

Распалось общество на кубики сортиров,

Вполне довольное надёжностью дверей.

Да и конспиративные квартиры

Сейчас в аренде у приезжих дикарей.

 

От негатива только рвота да икота.

Зло снова крутит ураганы до небес.

А мне, друзья, лисичек жареных охота…

Да где ж их взять, когда наш лес спалил балбес.


 

Я обвиняю нас!

 

Постскриптум: миром правят дураки,

Из психбольницы сделав Дом Советов.

От них, как и от крыс, спасенья нету,

Они всему разумному враги!

Затравлен здравый смысл на корню.

От выстрела в затылок пала вера.

Я мог бы привести хоть сто примеров,

Но разве дураков я в том виню?

Конечно, нет! Я обвиняю нас.

Тех самых нас, кто истиной обласкан,

Кто может глупость распознать под маской

И кто не скрестит с бульбой ананас.

Молчанье наше потакает злу,

Ведь мы же не безмолвные овечки.

Не отсидеться в этот раз за печкой.

Нам разгребать истории золу!